Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Легион Интервью на "Радио России", программа ""Особое мнение"" от 3 ноября 2005 года
 
Булгаков: "легион" означает, что нас - много
Разговор сегодня пойдет о музыке. Гость в студии - обладатель уникального голоса, лидер группы 'Легион' Алексей Булгаков .

- Трудно ли в России сегодня играть 'тяжелую' музыку? Кругом 'фабрики', попса, но, слава богу, что есть люди, которым дорога и другая музыка.

БУЛГАКОВ: Сейчас стало легче, а раньше вообще было мало смысла играть 'тяжелую' музыку. Можно уже делать концерты на больших площадках, в таких больших клубах от тысячи мест, как Б-2, 'Апельсин', 'Точка'. Группы даже стали ездить на гастроли, чего раньше практически не было. И молодые российские металлические команды растут сейчас как грибы после дождя. А еще три года все было достаточно уныло. Но это только одна сторона.

Другая сторона касается СМИ. Раньше можно было прийти на MTV в какую-то программу и даже на FM-радиостанцию. Было 'Открытое радио', Немоляев вел свою передачу, было Радио 'Куранты'. Сейчас всего этого нет. И, конечно, показать свою работу на публичном уровне сегодня очень сложно.

- Слава богу, есть 'Радио России', которое обращает внимание на такую музыку: Расскажите об истории группы 'Легион'.

БУЛГАКОВ: История группы длинная. Сама группа была создана в 1979 году бас-гитаристом Олегом Царёвым, это еще было без меня. Мы познакомились с ним позже, году в 1981. Тогда я был еще совсем маленьким 15-летним парнем. Олег был старше и более продвинутым в смысле музыки. И он меня сразу же заразил идеями рок-музыки, включая 'Pink Floyd', 'Deep Purple', 'Jethro Tull', потом была группа 'Rainbow'. Он знакомил меня и с поэзией. Кстати, он меня познакомил с Александром Афанасьевым, который нам сейчас пишет стихи. Мы тогда много спорили, обсуждали, и под его влиянием я формировался как музыкант.

Потом нам пришла идея сделать группу и играть собственные песни. Стали подбирать названия, как это обычно бывает. Я его спросил, в каких он проектах уже играл, названия которых подошли бы под нашу стилистику. И он ответил, что была такая группа 'Легион'. Это название мы и оставили, решив, что будем под таким названием заниматься исторической темой. Легион - это численность, то есть нас - много.

Первый наш альбом вышел в 1982 году. Он был магнитофонным, записан был при помощи двух катушечных магнитофонов 'Нота' и 'Маяк' дома на кухне. То есть, сначала мы записали бас, барабан и ритм-гитару на репетиционной базе, а уже вокал и соло записали дома.

- А вы относились к запрещенным группам?

БУЛГАКОВ: Чуть позже да. Было такое дело в 1984 году и практически в 1985. Но особо подпольной группой мы не были, потом наступила перестройка, и можно было уже показывать свое искусство. Хорошее было время, но, к сожалению, не долгое.

Наш магнитофонный альбом тиражировался через мелкие студии звукозаписи, но все это было несерьезно. Тогда была только одна фирма 'Мелодия', которая выпускала винил, и больше ничего не было. Но в то время можно было получить известность в стране моментально. Что потихоньку с нами и стало происходить.

Где-то к 1985 году уже окончательно сформировался состав группы, и мы записали альбом под рабочим названием 'Апокалипсис'. В 1997 году состоялось его переиздание под названием 'Лучшие песни'. Песни с альбома 'Апокалипсис' были нами переиграны с гитаристом Алексеем Чернышевым. Потихоньку мы начали давать нелегальные концерты. На одном у нас даже были проблемы. На нас пришел народ, но кто-то сообщил в милицию. Приехали люди в штатском и в форме, всех начали вязать, вытаскивать на улицу: Но мы избежали этого, никаких допросов не было.

А потом мы официально вступили в Московскую рок-лабораторию при правительстве Москвы. Это давало нам право официально выступать на концертах. Мы официально сдали программу своих песен и вполне могли играть. Никто бы не хватал нас за руку, что той или иной песни нет. С 1986 года началась наша официальная концертная деятельность. Мы выступали не только в Москве, но много ездили и по России.

- Потом произошел распад Советского Союза, и вы пропали.

БУЛГАКОВ: У нас поменялся состав в 1987 году. Большую часть года мы ничего практически не делали. В 1988 году мы с Олегом Царёвым набрали новый состав, но не могу сказать, что это имело какой-то успех, и потихоньку к 1990 году все сошло на нет. Потом мы с Олегом разошлись, но не на почве творческих разногласий. Группа перестала существовать, и мы просто отошли друг от друга. В 1991 году с моей стороны были попытки возродить группу. Меня уговорили, что я, как певец группы 'Легион', должен сохранить ее название за собой. Тем более что Олег уже не собирался вести никакой не только концертной, но и творческой деятельности. Я попытался это сделать, но стукнула блажь в голову: петь на иностранном языке. У нас вышло несколько песен на английском, плюс мы играли на концертах кавера известных западных групп. Но ничего официально в 1991 году у нас не выходило: ни концертов, ни клипов. Потом этот состав благополучно распался.

В 1992 году я познакомился с новыми ребятами, в результате чего появилась виниловая пластинка "Knights of Cross", которая была выпущена на PolyGram records. Концертов тоже тогда не было, ситуация оставалось сложной. В Москве не было даже рок-клубов, поскольку все в таком состоянии находилось:

- На что жили?

БУЛГАКОВ: Работали. Кто занимался коммерцией. Тогда все ею занимались, такое время было. Кто как мог пристраивался где-то, так и выживали. И так продолжалось до 1996 года, когда в группе сформировался стабильный состав: бас-гитарист Стас Козлов, гитарист Вячеслав Молчанов, на барабанах - Дмитрий Кривенков, я - вокал. Мы записали альбом 'Дай мне имя'. Это была первая наша официальная запись, которая впоследствии вышла на компакт-диске.

- На том диске есть песня, в которой поется о 19-летнем солдате, погибшем в Чечне. Никогда не думал, что можно связать патриотическую тему и хэви-металл. Но у 'Легиона' это получается блестяще:

БУЛГАКОВ: Мне вообще близка патриотическая тематика. Когда был маленьким, засматривался фильмами про войну, на которых и воспитывался. Плюс у меня дед воевал во время Великой Отечественной войны. Он пропал без вести в 1943 году, и мои родственники долго его искали. Это в моей памяти тоже отложилось. И когда встал вопрос, не написать ли нам песни на эту тему, для меня решение не было трудным. Хорошо было и то, что все тексты к следующему альбому 'Маятник времён' написал Владимир Кириллович Сергеев, один из руководителей комитета по культуре.

- А музыка везде ваша?

БУЛГАКОВ: Да, моя. Бывает, что мне помогают ребята с ее написанием. Но большинство музыки я пишу в одиночку. Если кто-то подключается, то в этом плане никаких ограничений нет. Я не против того, чтобы выслушать чьи-то идеи.

- Патриотическая тема была продолжена на альбоме 'Маятник времен'. Причем А. Булгаков пел уже про Великую Отечественную войну. Его песню 'Победа' можно смело заводить 9 мая, она того стоит. Но вы же еще увлекаетесь мифами: выходили альбомы, скоро появится новый диск. Получается, что какие-то фантастические вещи приходят в голову?

БУЛГАКОВ: Да, мы любим фантазировать, создавать свой собственный мир в рок-музыке. У нас есть такой альбом 'Пророчество'. Он в принципе рассказывает о величии и падении Древнего Рима, древнеримской цивилизации. Фактически альбом - это историческое повествование о тех временах.

- Хорошо, что сейчас есть возможность всё это купить. Вами переизданы диски, причем с бонус-треками. Практически их можно приобрести везде в России. В последнее время стал получаться ваш рок-бизнес?

БУЛГАКОВ: Потихонечку. Не могу сказать, что он достиг каких-то особых успехов или размаха. Медленно, но растет. Сейчас есть возможность в принципе везде купить наши диски. У нас прекрасная выпускающая компания CD-Maximum. Раньше мы занимались тем, что покупали кассеты, отдавали их людям, которые работали на Горбухе. Они наши альбомы 'Дай мне имя', 'Пророчество' и 'У окна' писали и отдавали нам, а мы уже, как могли, по рок-магазинам, оптовым складам сами распространяли.

- Вы - обладатель уникального голоса. Действительно нигде вокалу не учились?

БУЛГАКОВ: Нет, нигде не учился. Я самоучка, пою давно, с детства, с 5 лет, не переставая и не замолкая. Просто сказывается большая практика. Я без труда могу спеть сольный концерт протяженностью 2 часа, пою и на репетициях. Известно, что обычно на репетициях вокалисты пропевают просто форму песни, не напрягаясь, какие-то ноты вниз. Я полностью, все три часа с перекурами, пою. Считаю, что пение это как спорт. Связки должны быть тренированными и постоянно находиться в хорошей форме. И еще я пользуюсь при пении диафрагмой, а не пою на связках.

- Что вы делаете для поддержания своей физической формы?

БУЛГАКОВ: Всегда поднимаюсь в домах пешком. Бегаю через день по 3-4 километра, не курю. Для певца также важно иметь хорошее самочувствие, не болеть, человек должен быть выспавшимся. То есть, должен соблюдаться какой-то режим. А для рок-певца особенно, потому что пение в рок-музыке достаточно тяжелое занятие, с большой нагрузкой на связки.

- 12 ноября в Лужниках на Малой арене будет огромный хэви-металлический концерт. В нем будут участвовать коллективов двадцать. Не является ли это свидетельством возрождения 'тяжелой' музыки в России?

БУЛГАКОВ: Там будут все 'сливки' российской 'тяжелой' музыки, которые известны сегодня и что-то из себя представляют.

- Какую программу вы представите на этом концерте?

БУЛГАКОВ: Наверное, мы будем играть песни с 'Пророчества', 'Маятника времён' и 'Стихии огня'. Может быть, сыграем одну известную кавер-версию. Наше отделение продлится 40 минут, выступать будем ближе к вечеру. На фестивалях много никто не играет. Главное - это сохранить динамику праздника металлической музыки.

Пока еще 'живая' рок-музыка в стране находится в состоянии развития, то есть нужно время, чтобы в других, помимо Москвы, городах появились 'живые' площадки. Потому что все привыкли к 'фанере', а 'фанере' много не надо: одна колонка и всё.


Интервью с Алексеем Булгаковым на 'Радио России' от 03.05.2004
Дмитрий Добрынин: Представьте себе ситуацию: вы собрались на концерт любимой группы. Настроились на активный отдых, приходите к концертному залу и вам говорят, что выступления не будет. Настроение испорчено, группу вы начинаете тихо ненавидеть. И зря! Музыканты в России часто становятся заложниками многих деталей: от менеджеров до директоров площадок. На моей памяти таких концертов было достаточно. Во времена советской власти партийные работники отключали электричество, сотрудники милиции помогали им в этом. Но и сегодня, в эпоху товарно-денежных отношений, выступление группы может быть отменено, по разным причинам. Последний громкий скандал, связанный с отменой концерта, произошел со старейшей командой 'Легион'.

Чтобы не гадать о причинах и не создавать имидж отверженных музыкантов, мы предоставим микрофон лидеру группы 'Легион' Алексею Булгакову.

Д.Д.: Алексей, скажи, пожалуйста, что произошло? Тысяча билетов была продана:

Алексей Булгаков: Да, в предварительной продаже.

Д.Д.: Концерт группы отменился. Тем более я знаю, должна была состояться презентация сингла.

А.Б.: Да, сингла с будущего нового альбома. Обидно! Мы привезли аппаратуру, свет: Много сил и времени было затрачено и концерт отменился. Как выяснилось, руководство клуба не платило аренду с января месяца. Мы об этом ничего не знали! Ну и почему-то на нас все это отыгралось:

Д.Д.: А билеты всё, они пропали или как-то их можно использовать?

А.Б.: 28 мая будет презентация в Р-клубе в Москве. И все, кто купил билеты, могут с ними прийти. То есть презентация перенеслась на месяц позже.

Д.Д.: Ты даешь гарантию, что в этот раз всё состоится?

А.Б.: 100% даю гарантию, точно!

Д.Д.: Расскажи теперь об этом сингле, чья музыка, слова и о чем там речь?

А.Б.: Музыка моя, Алексея Булгакова, слова Александра Елина, а речь здесь идет о спорте, в частности о хоккее.

Д.Д.: Ну и сейчас будет премьера.

А.Б.: ДА, сейчас мы послушаем!

Д.Д.: 'Игра', 'Легион'.

Звучит песня 'Игра'.
 
Рейтинг@Mail.ru