Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Интервью с Валерием Кипеловым журналу Classic ROCK
 
Интервью с Валерием Кипеловым журналу Classic ROCK

В воды безвременья...

С тех пор, как Валерий Кипелов, прихватив с собой гитариста и ударника, покинул ряды Арии и создал собственную группу, бесхитростно озаглавив ее своей фамилией, прошло уже три года. За это время он успел выиграть приз за "Лучший рок-проект 2004" на MTV Russian Music Awards, расстаться с бывшими коллегами по Арии - гитаристами Сергеем Терентьевым и Сергеем Мавриным - и дать огромное количество концертов. В октябре вышел первый альбом группы Кипелов, записанный с участием виртуозного гитариста Rage Виктора Смольского.

Classic ROCK встречается с Валерием и командой и выясняет, впадают ли Реки Времен в океан безвременья.

Тихая, пустая Горбушка. Самого Валерия Кипелова встречаю уже на лестнице. На лице у Валерия Александровича спокойная, доброжелательная улыбка. Дверь в приватную комнату группы Кипелов до конца не открывается по причине наличия в ней огромного количества техники. Туда можно только просочиться. Вся группа уже в сборе, остается беглый взгляд по сторонам. Гитары, ударная установка. На одной из колонок сидит довольно крупных размеров розовый плюшевый зайчик, одетый в черную майку с символикой группы. Рядом слегка кособоко стоит матрешка Russian Music Awards. К стене за спиной гитариста Андрея Голованова приклеена схема серпуховско-тимирязевской линии метро.

На просьбу усесться покучнее, к диктофону придвигается только басист Алексей Харьков. Александр Манякин, который за полчаса интервью не скажет ни слова и развеселится только под конец, аккуратно устанавливает ноги на усилитель.

Группа "Кипелов"

Релиз вашего альбома Реки Времен состоялся 6 октября. Не было ли чувства страха перед дебютом?

Валерий Кипелов: От себя могу сказать, что страха не было никакого абсолютно. Может быть не впервые, но это один из немногих случаев, когда я был уверен в успехе альбома. Я так никогда во всеуслышанье не заявлял, но сейчас говорю это с полной ответственностью.

Алексей Харьков (басист): Фанаты долго ждали этот альбом - почти три года. Было ясно, что все его купят.

ВК: Могу добавить, такое было в первый раз, чтобы до выхода альбома мы играли песни с него (по-моему, штук пять) на концертах. И песни эти принимались с ходу.

Известно ли вам, как отнеслись к альбому теперешние участники группы Ария?

ВК: Да мне абсолютно все равно. Потому что я реально оцениваю то, что делаю. Здесь нет никакого шапкозакидательства, но я понял, что альбом получился хороший. Не зря мы так долго мучились.

Отличается ли атмосфера на концертах группы от той, что была на концертах Арии?

ВК: Да я бы не сказал, что она отличается. Ну, может быть, поклонники разделились. Изменилось лишь то, что сейчас на наши концерты стал ходить более великовозрастный контингент. Не знаю, благодаря чему. Скорее всего, песня Я Cвободен сделала свое дело.

Велика ли разница между музыкой Рек Времен и классической Арией?

ВК: На мой взгляд, особой разницы нет. Возможно, она стала тяжелее и намного мелодичнее, чем в Арии. Ну, и соответственно, тексты. Стало меньше таких, которые мне, например, не нравились.

АХ: (смеется) Про чертиков, про чертиков!

ВК: Да. На начальном этапе я как-то нормально к этому относился, а позже просто отказывался петь некоторые песни, например, Антихрист. Чем вызывал глубокое неудовольствие своих бывших сослуживцев. Но получалось так, что мы закладывали один смысл, я старался донести до слушателя какое-то свое видение, а воспринималось это совсем неадекватно. "Имя мне антихрист..." и так далее - мне это не очень нравилось. После исполнения этой песни у нас с группой происходили всякие несчастные случаи: то в аварии попадали, то вдруг пожары случались во время концертов. И я понял, что с этим пора завязывать.

Валерий Кипелов

Суеверны?

ВК: Ну, в общем, да. Но это на самом деле подкреплялось реальными событиями. Поэтому в текстах произошли достаточно сильные изменения. Меня, что здесь, что в Арии, обвиняют в излишней помпезности. Но мы не можем по-другому, не можем опускать планку. Петь о каких-то социальных проблемах, о нехватке колбасы или зарплаты... Хочу добавить, что последний альбом все-таки больше на разрушение работал - я имею в виду группу Ария. А мы работаем на созидание, у нас больше светлых сторон, чем темных. На альбоме нет ни одной песни, которую мне не хотелось бы исполнять, я могу согласиться с каждой строчкой.

Какова сейчас цель вашего творчества?

АХ: Ну, цель любого творчества это самовыражение. Человек, который этим занимается, хочет донести что-то до других. То, что его беспокоит, что он чувствует. Сейчас наши песни стали более личностными, более глубокими, с философским смыслом. Основная концепция - это проблема сильной личности в истории. (Осторожно оборачивается на Кипелова). Правильно я говорю?

ВК: (посмеиваясь) Правильно.

Что нового привнесло участие в записи альбома Виктора Смольского?

ВК: Во-первых, с ним было очень приятно работать - профессиональный музыкант (не хочу обидеть других гитаристов, с которыми я когда-то работал). Пожалуй, впервые все было так оперативно. Плюс, конечно, качество. Я считаю, что все партии, которые он сыграл, целиком соответствуют духу альбома. Не было такого, чтобы он что-то сыграл, и это нас не устроило. Он постоянно с нами советовался, очень творчески подошел к процессу.

АХ: Проникся концепцией!

Планируете ли Вы дальнейшее сотрудничество с различными гитаристами?

ВК: Вообще, мы собираемся работать с Виктором Смольским дальше. Виктор работает сейчас и со своей группой, и сольно, но пока наши графики позволяют сотрудничать. Когда он не может, мы работаем в одну гитару. Но, все-таки, хочется, чтобы было два гитариста. А с кем-то еще, пока нет. Знаете, до Виктора мы прослушали несколько музыкантов, и как-то ни с кем не срослось. Ведь речь не только о мастерстве и опыте, но и о характере человека - вписаться в новый коллектив достаточно сложно. Такая история произошла с Сергеем Мавриным. Мы с ним долго работали в Арии, но на протяжении трех лет возникали ситуации, в которых мы, к сожалению, не могли найти общего языка. У нас есть какие-то определенные дисциплинарные положения: не приветствуется употребление всяких там горячительных напитков перед выступлением...

Эта фраза вызвала у Алексея Харькова приступ неудержимого хохота. В чем дело?

Директор группы Рина Ли: Он (Рина указывает на Кипелова) его порет!

ВК: Чтобы работа была на самом деле честной и полноценной! Если человек накануне выпивал, я не считаю, что он может адекватно работать на сцене. А музыканты - люди довольно свободолюбивые, своенравные.

АХ: Отвязные!

ВК: Да. Им порой тяжело смириться с тем, как это происходит у нас.

Чем, по вашему мнению, отличается ваша аудитория от аудитории теперешних "арийцев"?

ВК: Судя по последнему альбому, у них гораздо более радикально настроенная молодежь.

Александр Манякин: Мне кажется, что они ходят и туда и туда. Если есть возможность.

АХ: Они больше подались в язычество!

ВК: Да, судя по текстам.

АХ: Агрессивно! А у нас, все-таки более осмысленные, философские темы. Наша аудитория, скорее, ближе к студенчеству, а у "Арии" - в основном школьники.

АМ: Ну-у, как недавно показал концерт в Саранске, там такие люди - под 50 лет и далее. Далеко уже не студенты - пенсионеры.

Не кажется, что скоро фанаты устанут от "любимого" голоса и ожидаемой музыки?

ВК: Трудно сказать. Может и устанут.

Что будете делать?

АМ: Играть то же самое.

ВК: А The Rolling Stones? Вряд ли что-то изменится стилистически. У нас широкая аудитория, подрастает новое поколение - наверняка, что-то будет меняться, возможно, звучание. Но не радикально.

Валерий Кипелов

Кто из современных молодых команд способен составить вам конкуренцию?

АМ: Братья Грим! [Всласть насмеявшись, группа возвращается к обдумыванию вопроса. Не успокаивается лишь сам Александр Манякин.]

ВК: Если говорить о тяжелых командах, то молодым конкурировать сложно: могу привести пример группы, которая мне лично нравится - Catharsis. Они интересны, они растут.

Манякин, однако, продолжает "стебаться": Валерий Александрович, Вам нравится группа Звери?

ВК: У меня нет какого-то явного антагонизма, я вообще не собираюсь их обсуждать. Если кто-то считает, что это тяжелый рок...

АХ: В нашей стране есть проблема людей, которые владеют инструментом, которые профессионально занимаются музыкой, и на каком-то этапе заходят в тупик. Они не могут ездить с концертами, а творчество требует отдачи. На эту музыку есть спрос, но их никто не катает.

ВК: У нас нет ни одной радиостанции, которая популяризировала бы тяжелую музыку. Нас иногда берут в ротацию, но только из-за баллад. А молодым командам обязательно нужно гастролировать. У них очень мало шансов, но они должны стремиться. Бывают и прорывы.

Насколько группа Кипелов остается группой за пределами сцены и студии?

А.М.: Ну, в свободное время мы вместе не живем!

ВК: Мы столько времени вместе проводим, что отдыхать предпочитаем отдельно, чтоб не надоесть друг другу.

АМ: Нет, ну, после концертов можно собраться, выпить, День рождения у кого-то.

ВК: Но и это, как правило, происходит на гастролях. В последний раз мы отдыхали - так это были гастроли на юге.

АМ: Вот, сейчас в Израиль полетим - там будет три дня отдыха.

ВК: А дома я отхожу от всего, что происходит, у меня процесс реабилитации. Опять же - дети подкидывают свои проблемы. Стараюсь просто ходить гулять, выйти в парк, развеяться.

Строчка из песни нового альбома, которую вы могли бы назвать своим девизом.

Андрей Голованов: Я Здесь [смеется]!

ВК: Из последней песни с альбома Призрачный Взвод. Есть там такие строчки: "Вверх к заоблачным далям, в край не взятых высот!" Есть еще высоты, которые мы не взяли.

АМ: ГТО надо сдать!

Последний концерт, который вы посетили?

АМ: Дио год назад в Лужниках.

ВК: Я был на концерте Ковердейла, Whitesnake. И позже здесь, в Горбушке, выступала группа Edguy. Честно говоря, они меня потрясли - это была такая отдача энергии, такое мастерство. Многие просто не знают эту группу, я всем советую на них сходить.

АГ: Наверное, тоже Edguy. Я весь концерт просидел, смотрел с открытыми глазами...

АМ.: А можно еще и с закрытыми смотреть?

ВК: Можно и с закрытыми. Но на Whitesnake мы немножко обломались из-за звука. До конца не досидели и уехали.

АХ: Я стараюсь, по возможности, ходить на все интересные коллективы. Недавно, вот, Paradise Lost приезжали. Очень жаль, что не приехал их оригинальный гитарист, но мне понравилось.

АМ: Подделка, значит, была?

ВК: На Deep Purple мы не были. А сейчас очень хочется попасть на Judas Priest, это наша любимая группа. На Элиса Купера никак не можем попасть: мы уезжаем на гастроли - он приезжает.

Вопрос Валерию Кипелову. В своем цикле "Дозоров" Сергей Лукьяненко дал Вам весьма однозначную оценку - Темный...

ВК: Ну, как говорил Шариков: "да, не согласен я!". Представитель темных сил, Иной... Мне Маргарита Пушкина зачитывала эти строчки, и роман у меня лежит, но я так и не соизволил прочесть его. Там сделаны довольно странные выводы, в песне Я Свободен находятся какие-то темные стороны. Путь Наверх тоже приводится, как пример. Может быть, если бы Лукьяненко лично меня знал, у него было бы другое представление. Была даже возможность познакомиться, но пока не сложилось.

И напоследок, есть ли что-нибудь, о чем бы вы сами хотели рассказать?

ВК: Трудно. Наверное, все уже все знают.

АМ: Два раза был женат!

ВК: В порядке сплетен многие считают, что Алексей мой внебрачный сын.

АМ: А Голованов мой племянник!

ВК: А я не вожу машину. То есть, все думают, что мы такие крутые байкеры, а я в жизни на мотоцикле не ездил. Один раз сидел, были там какие-то съемки. Я предпочитаю ходить ногами, езжу на метро, у меня нет автомобиля.

АМ: На самом деле, он врет, есть у него там пара нормальных машин, у дома стоят. Он их не показывает. Коллекционирует.

ВК: Но я так и не научился водить, вернее, пытался, но потом желание пропало. Как говорится, быть чайником в 47 лет что-то не очень хочется. С компьютером я не в ладах. Я не могу послать смс, для меня вообще загадка, как это набирается. В мобильном телефоне забиты только фамилии моих музыкантов, я просто нажимаю кнопку и, соответственно, попадаю на них.

Яростные рифы

Виктор Смольский позвонил нам из Германии, чтобы пролить свет на свои безумные гитарные партии.

Виктор Смольский

Виктор, что Вас больше всего привлекло в работе с группой Кипелов?

Я думаю, больше всего - атмосфера. Огромная разница между той, в которой, я помню, проходили совместные гастроли с Арией. Все началось с предложения приехать в студию и записать пару гитарных треков. Мне очень понравилось. Работалось спокойно, свободно. Поэтому, после записи в студии мы решили продолжить концертную деятельность.

Скажите, отличается ли стиль вашей игры в Кипелов от привычного? И если да, то чем?

Ну, если сравнивать, допустим, с Rage, то конечно: Rage намного жестче. В принципе, я постоянно делаю какие-то студийные работы, записываюсь со многими коллективами. Я привык играть в разных стилях и сейчас с огромным удовольствием играю то, что предложили Кипелов. Эта музыка мне чем-то близка еще с тех детских лет, когда я впервые услышал Волю и Разум. Это была одна из первых песен, которую я разучил, когда начинал играть.

Как проходил процесс записи альбома?

Работа была очень напряженной. Я где-то за неделю записал все гитарные партии, то есть, соло, все риффы. Часов по четырнадцать каждый день...

Чего ждете от тура по Украине, концертов в Москве?

Так как мы уже немного покатались, ясно, чего ожидать. Все было очень спокойно, мне нравится, как работает менеджер. Потому что я часто приезжал в Россию, и, честно говоря, организация гастролей по стране очень напряженная, сильно отличающаяся от западной системы. Поэтому меня сильно удивило то, что гастроли Кипелова так хорошо организованы.

Виктор Смольский

Планируете ли вы далее подобное сотрудничество с российскими коллективами или, возможно, продолжите работу с Кипелов?

Нет, пока не планирую. Хотя, если будет что-то интересное... Мне всегда нравится играть с разными музыкантами, участвовать в их проектах. А с Кипеловым... если наши графики не будут пересекаться, то, естественно, будем продолжать играть вместе.

 
Рейтинг@Mail.ru