Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Адаптация
 
АДАПТАЦИЯ: 'За измену Родине'.

Этот альбом достаточно долго ходил по рукам в черновом, неизданном виде. И надо сказать, что даже и в таком виде он был одним из сильнейших альбомов группы. Песни с него периодически исполнялись на концертах группы, несколько было издано на концертнике 'Безвременье', записанном в Москве в 1999 году. Не издать такой альбом было просто нельзя, но автору хотелось сделать это по возможности лучше. О долгом и тернистом пути альбома сказано в предисловии, запечатленном на буклете к диску. Цитировать его дословно здесь вряд ли стоит, основные мысли такие: материал этот появился в 1997 году, в том же году в Актюбинске записан бутлег 'Отбой', имеющий достаточно широкое хождение в народе, но самих музыкантов не удовлетворяла по качеству. Вариант, известный под названием 'За измену Родине' был записан уже в 1999 году в ДКЖ (Актюбинск) и доделан в Москве в том же году. Однако и эта запись по мнению Ермена для издания не годилась, и окончательный, последний, официальный вариант был записан аж в 2002 году (голоса - в 2003 году) и сведен осенью 2003 года, после чего в декабре успешно и издан. Что же мы имеем взамен старой версии (или наряду с ней?)? Песни практически все старые и известные, однако все, да не совсем все. Из альбома были выброшены (и пока что никуда не вошли) такие песни, как 'Западло и не так', служившая превосходным эпиграфом к этому трагическому полотну, 'Карантин', 'Произвол', 'Опять', а также любимая мной минималистичная и убийственная песня 'Говно'. Почему все это великолепие осталось за бортом, автор на обложке не написал, а зря.

Так и подумалось, что альбом из-за этого потеряет и окажется неполным, куцым. Итак, что же предстает перед слушателем при включении диска? 'За измену Родине' -- заглавная общеизвестная вещица. Еще тяжелее, еще сильнее, еще безысходнее и от того яростнее. Далее, как и раньше, - 'Партизанские будни'. Этакий выход из дома на улицу, в мир, где 'за окном - гастроном, а в гастрономе - толпа и стрёмный лозунг про то, что все - братья'. Без приведения мыслей к конкретной идее, без концепций, как есть - от души, от сердца. С криком и болью, но - честно, как Анти всегда и пишет. Удивительная вещь - как бы ни менялся мир, в нем по большому счету все также никому не нужен этот человек 'без кола, без двора, без всего, что не я'. Песня разгоняет альбом и требует продолжения повествования. А продолжает его 'Там, откуда я родом' - еще одна из козырных песен альбома.

Сегодня вновь предстоит умирать,
А завтра снова придется родиться,
Жить героически и побеждать,
А, может, прятаться и сторониться.
Я не знаю, каким он будет,
Завтрашний день, да и будет ли он вообще.
Еще одного раздавило, размазав говном по стене:
Соленый привкус пустых городов, микрорайоны могил,
Там, откуда я родом, земля превращается в ил.

Ни убавить, ни прибавить. С каждой строкой Ермен попадает в десятку. Остается либо ныть 'Ну так нельзя', либо согласиться и: а тут каждый сам решает, что 'и'. Но мне, например, спокойно сидеть на месте после этого уже тяжело. Совестно вроде как.

Дальше - больше. 'Мафия и власть' - красочная картина современной жизни больших городов, причем самой оживленной, центральной их части. Разрыв, являющийся обидным и уродливым результатом выбранного страной пути (увы, не последним и не худшим результатом). И как приговор в конце - 'три тысячи лет войны отныне и навсегда'.

А теперь центральное место в альбоме. Выдворенные из него композиции заменены одной более поздней - 'Революции больше не будет'. Не сказать, что она целиком возместила их отсутствие, но песня действительно удалась на славу. Это злобная и горькая издевка над сбродом, над болтунами, обывателями, эстетами, способными свести на нет все даже самое лучшее. Лермонтов когда-то написал про своих современников: 'Печально я гляжу на наше поколенье. Его грядущее иль пусто, иль темно'. Ермен ту же примерно мысль выразил в духе своего времени и куда более откровенно:

В их жадных глазах отражается небо,
Не давшее миру ни капли дождя,
Но в каждой отдельно взятой квартире
На стенке - портрет дорогого вождя.
Еще один год, и нас снова надули,
Всё промифовали - нас нет.
Я вижу, я знаю: здесь РЕВОЛЮЦИИ НЕ БУДЕТ.

Глядя на всеобщее наплевательство (ладно бы агрессивное согласие с режимом - нет, именно наплевательство), с этим поневоле соглашаешься, хотя и не желаешь, чтобы это было так, потому что тогда - точно пиздец. Всем. Эта песня - всем и каждому. И уныло бредущему домой с работы, думая лишь о том, чтобы его ничто ни трогало, и романтику, утонувшему в книжках и утратившему чувство реальности, и очередному дебилу, профанирующему верную политическую идею, и золотой молодежи, взирающей на мир из окна купленной родителями иномарки - всем по подарку. Можно отвернуться, можно уши заткнуть. А вот опровергнуть или переспорить - уже не выйдет. Честно говоря, таких песен побольше бы.

И далее - опять старые вещи. 'Кругом одни пидорасы' (также песня известна как 'Педерастия') - еще одна емкая характеристика нынешнего общества и происходящих в нем процессов. Да какие там, честно говоря, процессы: Жизнь продолжается. Ничего не меняется. Кругом одни пидорасы. Как есть.

'Убиваю себя' - вещь болезненная. Это уже апогей, почти финиш, одна из последних стадий состояния, обозначенного в 'Партизанских буднях'. Правда, самоубийство здесь не кажется единичным актом. Человек будто бы совершает это каждый день, постоянно, всей своей жизнью - этакое продолжающееся, длящееся преступление против своей жизни. Даже на злобу сил уже нет. Или все же есть? Следующая композиция - 'Слезы обреченной буржуазии' - встряхивает слушателя и напоминает, что песенка наша до конца еще не спета. Эта песня всегда была одним из любимых моих гимнов, внутренних, душевных гимнов. Несущийся ритм только усиливает текст, являющий собой одну большую угрозу, приговор нынешнему мировому порядку:

Святые пацифисты и вселенская весна,
Дерьмо цивилизаций и обыденное быдло,
Насилие собой наполнит наши города,
И можно горевать, а можно смело веселиться.

***

История опять готовит праздничный пирог,
И время вновь рождает трезвомыслящих героев.
Рычит, оскалив зубы, мой убийственный панк-рок.
Бикфордов мир горит, и над страною - злые тучи.

Так что 'Революции не будет' - это не констатация безусловного, рано радуются отдельные личности. Это всего лишь оценка. Я надеюсь, что текущая, а не итоговая. Будет новый поход. Будет радость побед. И веселый пиздец им от наших: ладно, не будем увлекаться. Жизнь покажет.

И завершает альбом уже несколько набившая оскомину 'Кайфа больше нет'. Тут описывать в общем-то и нечего. Кто слышал уже, тот знает. Кто не знает, тот послушает и проникнется. Благо есть она на нескольких альбомах, и представленный на этом диске вариант от прочих не очень отличается.

Стоит сказать 'спасибо' всем, записавшим и издавшим альбом, за то, что он наконец-то звучит чистым звуком. Чистым, мощным и в меру грязноватым. Меня несколько удручило то, что основная часть материала сыграна медленнее, чем на черновом варианте, но это в общем пустяки. Драйв есть, альбом заводит, очень сильно заводит. Впечатления недосказанности, недоделанности нет. А выпавшие песни: я хотел бы надеяться, что они еще будут изданы в надлежащем виде когда-нибудь позже. Не пропадать же добру.

Оставшееся место на диске 'добито' живым концертным выступлением группы в Дижоне. Концерт записан неким Гзавье Алезом с 'воздуха' на сквоте TANNERIES, 15, bd. de Chicago, Dijon (именно так на буклете и написано - гы-гы-гы). Перед началом выступления группу представили публике на французском языке - кто знает, тот переведет - и тут понеслось. Играли, правда, втроем - гитарист 'Адаптации' не имеет возможность ездить на гастроли (хотя альбом 'За измену Родине' записан с его участием), и коллектив отдувается в усеченном составе, не ударяя, однако, в грязь лицом. Слов иногда не разобрать, но это с избытком компенсируется драйвом, угаром, общей концертной атмосферой. 'Мой город будет стоять' сыграна быстрее, чем на альбоме, поэтому воздействие от нее куда как сильнее - теперь она на концертах так играется всегда. Кроме того, в тот день жителям бургундского городка были представлены старые песни группы ('За измену Родине', ''Про дома:', 'Дезертир', 'Педерастия', 'Кайфа больше нет' - опять она: это уже навязчивая идея какая-то), новые неизданные ('Пепел', 'Так горит степь', 'Политкорректность', 'Жалгыздык' что значит 'одиночество', 'Алдар косе'), а также советская песня 'Крейсер 'Аврора' - очень она пронзительно и проникновенно в ерменовском исполнении звучит. Но это нам, более-менее знакомым с творчеством группы есть дело до того, что там издано, а что - нет, а французы в тот вечер, наверное, просто угорали и радовались хорошему концерту - по крайней мере, судя по шуму толпы в перерывах между песнями, принимали актюбинцев на чужбине неплохо. На буклете имеется ряд фотографий того дижонского выступления. Что ж, лучше пусть будет много концертов, чем их будет мало или не будет вообще. Жаль только, что в Москву они редко заезжают - концерты их посещать приятно.

А вообще может случиться так, что с этими бонусами 'Адаптация' сама себя обворует - на дисках вышло уже два таких 'довеска'. И вроде бы основные альбомы - 'Джут' и 'За измену Родине' не являются в полном смысле слова новинками и состоят из уже известных, старых песен, а на концертных бонусах уже вышли и 'Алдар косе', и 'Телефонный разговор с Н.Н.', и 'Пепел', и 'Так горит степь', и 'Политкорректность', и еще много чего из новых песен. Не получится ли так, что для нового студийного альбома 'свежих' песен не останется и, будучи составленным из уже известных, он не будет столь покупаемым, как если б новый материал чуть дольше подержали в архивах? Или у Ермена еще много чего есть такого, что мы не слышали? Будем верить в лучшее. Пока что можно сказать, что выпуск очередного альбома в таком вот виде - это шаг, событие, где-то даже очередное достижение группы. Так, глядишь, 'Адаптация' и станет потихоньку лидером отечественного панк-андеграунда. Данные для этого есть.

Степан БАСМАНОВ

Интервью Ермена газете "Завтра"

?13(540)
24-03-2004
ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ АТИЛЛЫ

В жилах Ермена "Анти" Ержанова, вокалиста группы "Адаптация" и автора текстов ее песен, течет кровь древнего гуннского рода. Кровь неистовых разрушителей сытых и надменных цивилизаций. Жестоких и воинственных кочевников, прошедших с Востока на Запад, побеждая и покоряя на своем пути иные племена.

"Адаптация" образовалась в 1992 году, когда Казахстан был погружен во мглу, когда вымирали города, а Назарбаев покупал "Боинги" и возводил себе дворцы. Группа заявила о себе песнями социального протеста, драйвом в лучших традициях сибирского панка, надрывно-лиричными текстами. С тех пор двенадцать лет группа носится степным вихрем по странам СНГ и Европы. Что-то с тех пор изменилось, что-то осталось тем же, но не изменился дух группы. "Адаптация" не вписалась в мэйнстрим, хотя могла бы сделать это с успехом, потеснив однообразных королей и шутов русского рока. "Адаптация" была и осталась панк-группой во всех смыслах этого определения. Эти ребята не продаются.

Как и прежде, можно сидеть с Ерменом на кухне и укладывать в интервью многочисленные темы беседы.

Корреспондент. Ермен, еще в 1996 году, во время нашего последнего общения, ситуация в Казахстане была совершенно иной. Веерные отключения электричества, безработица, нищета и, как следствие, массовый отток населения, не только русских, но и казахов из Казахстана в Россию. Разрушающиеся дома, вымирающие города, озлобленные и отчаявшиеся люди - на таком фоне казахстанская, и в особенности актюбинская контркультура, была ярким протестным явлением, объединявшим думающую и небезразличную, часто - политически активную молодежь. Сейчас многое изменилось, нужно признать, что уровень жизни вырос, налицо реальный экономический подъем. Каковы сейчас болевые точки Системы? Против чего сейчас нужно бороться и как? И как вам удалось не "скурвиться", остаться живыми?

Ермен. Актюбинская контркультура держится на конкретных живых людях: на мне, Коле Вдовиченко (бас-гитарист "Адаптации"), Красном Хоббите и еще трех-четырех парнях. Еще в начале 90-х мы знали, что наша музыка всегда будет протестной, и местная власть ее никогда не признает. Проблемы начались сразу же. Те люди, которые раньше были "комсюками" и боролись с рок-н-роллом, остались на своих местах, сменив вывеску. И их система ценностей и методы насаждения этой системы не изменились. Они пытались создать в Актюбинске свой вариант "молодежной культуры", отчитаться перед теми, кто платит им деньги. Никогда за все время нашего существования мы не имели к ним отношения, не имели никаких дел с официальными структурами, нам никто ничего не платил. Все наши концерты, фестивали мы делали здесь сами.

Корр. То есть здесь, опираясь на собственные силы и исходя из местных особенностей, вы реализовали панковский принцип "Делай все сам"?

Ермен. Совершенно верно! А против чего бороться?.. В первую очередь - обыватель! Обыватель - это злейший наш враг. То, что происходит сейчас в России и Казахстане, - это засилье обывательщины. Обыватель составил фундамент власти и взошел на ее вершину.

Корр. Как выразился Сорокин, "к власти в России пришли жлобы"?

Ермен. Да, конечно: Когда мы говорили "система" и направляли свое творчество против Назарбаева или Ельцина, в то еще время, главным объектом был именно обыватель, ярче всего воплощенный в этих персонах. Борзыкин лучше обозначил - "бог денег". Они все работают за деньги и живут ради денег. Это и есть обывательщина - ни к чему давать более сложные определения. Нужно разбивать эстетические мифы обывателей, потому что грузят сейчас в первую очередь такими вещами. Грузят массированно и продуманно со всех сторон. Рок-культура, конечно, была по призванию культурой нонконформизма, но теперь и рок-культуру впрягли насаждать конформистские идеалы. Продажные шкуры рок-н-ролла участвуют в президентских выборах, ведут телепередачи для домохозяек, нет больше рок-н-ролльного фронта.

Корр. Но вы ведь есть.

Ермен. Да какой мы "фронт", мы - партизаны.

Корр. Насколько я понимаю, из всей казахстанской оппозиции наибольшие проблемы возникают не у Компартии, а у либеральных журналистов, копающих под назарбаевские миллиарды. Дело журналиста Дуванова, получившего срок по такой "гнилой" статье, как растление малолетних (излюбленная статья казахстанских спецслужб в их борьбе с неугодными, по такой же хотели "закрыть" лидера "Молодой гвардии Казахстана" Айнура Курманова)- тому свидетельство. И вся грамотная оппозиция сосредоточена вокруг правозащитных организации, в основном это журналисты. Как отнесется "Адаптация" к предложениям выступить в поддержку правозащитников?

Ермен. Мы поддерживаем всех, кто против власти! Всех, кто от власти страдает. Я всегда был на стороне политзаключенных - Дуванов, Курманов, Исмаилов, Лимонов, Эзра Паунд: Если человек за свои убеждения, взгляды сидит в тюрьме - я на его стороне, каковы бы эти взгляды ни были. Какую пользу мы можем принести, чем можем помочь? Сыграть концерт от своего имени. Творческий акт. Для нас это не трудно, и мы делаем это при любой возможности. И в поддержку КПК мы играли, когда это было актуально. Но с другой стороны, те же журналисты - это настолько подлый и продажный мир. Даже когда вокруг Дуванова был шухер, там шла грызня за деньги. На это мы никогда не закроем глаза. Поддерживая страдающих, мы никогда не отождествляем себя с теми идеями, за которые они страдают.

Корр. В некоторых публикациях "Адаптация" подавалась как анархо-коммунистическая группа, но очевидно, что такой ярлык не может выразить всей концепции группы. Как ты можешь обозначить эту концепцию?

Ермен. Мы действительно придерживаемся анархо-коммунистического мировоззрения, но некоторые заинтересованные люди превратили это в ярлык, который стали эксплуатировать в собственных целях, хотя мы их об этом не просили. И когда мы играли, допустим в Смоленске на День русской нации, нас сразу же обвинили в фашизме.

Корр. Ты наверное имеешь в виду кружок интернетовских стукачей, считающих себя истинными анархистами, чья анархо-деятельность сводится к сливанию грязи на тех, кого они считают своими "конкурентами" по западным левацким каналам?

Ермен. Их самых. Из-за них у нас были проблемы в европейских клубах, нам отказывали в выступлениях: Мое отношение к нацболам строится не на том, как их кто-то там воспринимает, а на непосредственном с ними общении. В НБП очень много хороших людей, которые в любом городе согласны помочь нам с проведением концертов, нашим размещением, если надо - деньгами. В конце наших выступлений мы обычно выражаем благодарность всем, кто нам помогал, и отделения НБП обычно есть в этом списке. Когда сидел Лимонов, мы кричали на своих концертах "Свободу Лимонову!", потому что для всех нормальных людей была очевидна вопиющая несправедливость его ареста. Если бы мы не обратили на это внимания, значит мы смирились с беспределом со стороны спецслужб в России, а мы не можем с этим мириться. У меня лично друзья сидят в России по политическим статьям! Да, мы анархо-коммунисты, но когда в 1999 году мы выступали против Назарбаева нас никто, кроме НБП, не поддерживал, всем, наверное, нравилось.

Корр. Расскажи о гастролях "Адаптации" в Европе. О твоих впечатлениях от общения с западными леваками.

Ермен. Начать можно с того, что во Франции у анархистов есть своя круглосуточная радиостанция, есть свои передачи на телевидении. Левые к чему стремились в первую очередь? К социализму в отношениях, личных, человеческих. На Западе они это фактически осуществили, пускай в нишах, а не в глобальном масштабе, но даже на этом уровне они уже живут так, как того желают. Целые кварталы левацких сквотов, каждый квартал как отдельный мир.

Корр. А как европейские леваки с их подчиненностью диктатуре политкорректности воспринимали песню "Адаптации" "Кругом одни пид:сы!"?

Ермен. Очень сложно объяснить им, что в России, и вообще в СНГ, данным словом именуют не только и не столько представителей сексменьшинств, сколько вообще моральных уродов. Нас действительно даже просили в клубах не играть этой песни. Они в Европе вообще не имеют адекватного представления о ситуации в СНГ, их представления складываются на основе сообщений тех самых интернет-стукачей, преследующих свои цели - кто-то за гранты рубится или хочет на халяву в Европу прокатиться, на революционную борьбу им по существу плевать. А по поводу политкорректности - ее засилье стало темой для отдельной нашей песни: Вообще главное впечатление от Европы - там все заняты, все работают и им это нравится.

Корр. И как ты к этому относишься?

Ермен. Да нормально: Если я уже шесть лет не работаю, то делаю это не столько потому, что мне работать западло, сколько потому, что я как человек поющий и пишущий должен жить только этим и больше ничем. Для меня только такая жизнь честна и естественна. Да, "Адаптации" стремно работать на эту Систему, на государство, в частности, тем более, такое. Но это не воровские какие-то понятия, а логический вывод из нашего мировоззрения. Хоть лично мне много раз предлагали разные выгодные варианты, я не соглашался, потому, что Ермен "Анти" из группы "Адаптация" не должен на подобные вещи покупаться! Я на это государство пахать не буду, я у него ничего не просил и не собираюсь. У них - свои приколы, у нас - свои. В последнее время я стал понимать, почему они нас не любят. Не из-за политики, не из-за песен. Они понимают, что мы - совсем другой народ, что под их заманухи мы не подписываемся. Как люди, мы для них, для путиных, назарбаевых и им подобных изначально - никто, вообще не люди. И какого черта я в таком случае должен играть по их правилам?

Корр. Ермен, раньше панк-рок, самиздат и т.п. имели значение и вес, но уже давно очевидно, что сейчас необходимы новые шаги, новый масштаб творчества. Что это должно быть по-твоему?

Ермен. Это самый сложный вопрос. Мы прощелкали целых два поколения. Это совсем другие люди, советская ментальность к их воспитанию приложилась в значительно меньшей степени, нежели к моим сверстникам. Опыт западных леваков проанализировать бы не мешало. Ведь как-то они добились, пусть не мировой революции, но создания локальных миров победившего социализма. Пусть сквоты, пусть что угодно, но здесь и сейчас, на реальном повседневном уровне, не в светлом будущем и не в 2030 году!

Корр. Что бы ты хотел пожелать читателям газеты "Завтра"?

Ермен. Боритесь с обывательщиной внутри себя, не позволяйте себе опуститься до уровня одомашненного примата.

Беседу вел Виталий Катков
 
Рейтинг@Mail.ru